Происхождение
древних тюрок - создателей
Великого
Тюркского каганата.

( исторический очерк )

В.К. Шатобалов
(shatobalov @ yandex.ru)
   



Содержание
Предисловие.
I. Введение.
II. Рожденные волчицей-легенды.
  1.Н.Я. Бичурин.
  2. Н.А. Аристов.
  3. С.В. Киселев.
  4. Л.Н. Гумилев.
Примечания
  Предтюркское время
     на Северном Алтае.
  Царские скифы Алтая.
  5. С.Г. Кляшторный.
III.Мать Ашины (Асянь-шада) - наложница.
IV.Владение Со(Солу) на Северном Алтае.
V.Топо, гидо, этнонимы как свидетельства существования "владения Со(Солу)" на Северном Алтае.
Примечание
  Кумано-кипчакский
     период истории.
VI. Древние тюрки - алтайцы.
VII. А.Н. Бернштам.
VIII. Реконструкция дат рождения алтайских вождей и времени создания родов в дотюркский и ранний тюркские периоды.
IX. Заключение.
   X. Приложения.
   XI. Основная литература.

Топо, гидро, этнонимы как свидетельства существования 
"владения Со(Солу)" на Северном Алтае.

Нужно отметить, что гору Солу, очевидно, с середины XX в. почему-то, стали называть Салоп (Солог) или Салопский кряж. У Л.П. Потапова в статьях «Этнический состав и происхождение алтайцев» за 1969 г. и «Заметка о происхождении челканцев-лебединцев» за 1974 г. гора называется Солу [46, 48]. Это же название есть и в опубликованной работе ученого, геолога Г.П. фон Гельмерсена, который проводил исследование Горного Алтая (в основном Телецкого озера) в 1834 г. Результат экспедиции описан в книге «Исследование восточной части Горного Алтая (Бии и Телецкого озера) Г.П. фон Гельмерсеном в 1834 г.»

Г.П. фон Гельмерсен писал: «Выше Лебедя горный характер местности проявился сильнее, горы стали выше и живописнее прежних. Здесь путь экспедиции прошел по просторной долине мимо высокой горы Солу, которая хорошо просматривалась в ясную погоду из Сандыпа и даже из Бийска. Прекрасные окрестности этой горы снабжены всем для существования культурного народа, но пока остаются впусте» [41].

Есть еще один гидроним, связанный своим названием с «древним владением Со» , – речка Солу. Протекает в 50 км от горы Солу. Является притоком р. Лебедь. В документе, который описывает границы между муниципальными образованиями в Республике Алтай, читаем: « Граница ... пересекает р. Клык и поворачивает на северо-восток до истока р. Солу и Олуноуик. Далее граница поворачивает на юго-восток, пересекая хребет Терги-Чокон, исток р. Каина до р. Шукша ...» [66].

По данным Л.П. Потапова: «Гору Солу, близ Турочака, считали своей охотничьей территорией верхние кумандинцы (роды: со и кубанды) и тубалары (сеока кузен)»[46,49]. Для данных родов гора была священной, родовой.

Почему же верхние кумандинцы и тубалары–кузены считали и считают гору Солу священной, родовой? Они с древнейших времен жили и живут рядом, это главное, а не являются ли они родственными родами? Л.П. Потапов писал: «Отдельные старики из тубаларов в беседе с нами относили сеок кузен даже к кумандинским, конечно, из-за того, что они пришли в места обитания тубаларов с правобережья р. Бии, выше впадения в нее р. Лебедь. Сеок кузен считается кровнородственным сеоку чалканыг (челканский сеок). Между ними, поэтому запрещены взаимные браки» [46].У Л.П. Потапова в главе «Челканды» есть ссылка на Б.О. Долгих (авт. кн. «Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке». М. 1960 г.), который считал «челканцев, как территориально обособившуюся часть кумандинцев ...» [46]. У рода кузен есть подразделение тонжарок–кузен. Полагаю, что это ветвь кумандинского рода тон (тонг).

Н.А. Аристов также утверждал, что «кумандинцы и челканцы (значит, и кузены) близко родственны между собой и относятся к древнейшим тюрко-язычным аборигенам Алтая» [2].

У В.В. Радлова в его известной книге «Из Сибири» читаем: «На бытовом укладе кузенов повсюду чувствуется культурное влияние кумандинцев» [52].

Из всего вышеизложенного следует, что тубаларский сеок кузен чисто тубаларским не является, т.к. значительно перемешан с другими родами, а возможно, как и челканцы, является кумандинской ветвью.

Есть интересная зарисовка у В.В. Радлова психотипа кумандинцев: «Священник в Макарьевске говорил мне, что основная черта кумандинцев – упрямство и непреклонность. Он жаловался, что из всех алтайцев кумандинцы больше всех держаться за старое, поэтому очень трудно побудить их к принятию христианства, и миссии не могут добиться у них ни малейшего успеха» [52].

Кумандинские роды

Информация из очерка Л.П. Потапова. «В.В. Радлов во второй половине XIX в. к кумандинским отнес 6 родов: 1. Со (солу); 2. Кубанды (куманды); 3. Тон (тонг); 4. Тастар; 5. Чооты; 6. Чабат [46]».

Места проживания кумандинцев

В XVII в. территории вокруг Турочака (вверх и вниз по течению Бии и на 60 км от устья вверх по течению Лебеди) назывались Солунской волостью. С конца XVIII в. или начала XIX в. она была переименована в Верхне-Кумандинскую волость (по-тюркски – Оре-Куманды). На этой территории проживали и проживают потомки двух родов: со (солу) и кубанды (куманды). Ниже по течению Бии (ныне территории Солтонского района и г. Бийска) была Кумандинская волость (название XVII в.), позднее переименованная в Нижне-Кумандинскую (по-тюркски – Алтына-Куманды). В Нижне-Кумандинской волости проживали и проживают потомки родов: тон (тонг), тастар, чооты, чабат. К названию «новых родов» административные деления (Оре-Куманды, Алтына-Куманды), никакого отношения не имели [46, 59].

Описывая кумандинские роды и их значение в этногенезе тюркского каганата, необходимо коснуться средневековой истории, связанной с куманами.

Читаем у Л.П. Потапова: «Кумандинцы рода кубан (куман) ... входили в объединение тюрко-язычных племен, именовавшихся кыпчаками. Средневековые кыпчаки (половцы русских летописей или команы византийских источников) ... с конца 800 по 1230 гг. распространяли свое политическое влияние на обширные степи от Алтая до Крыма и Дуная». Л.П. Потапов делает вывод: «Нам кажется вполне обоснованным мнение профессора О. Притсака, который полагает, что термин куман в наименовании кумандинцев адекватен названию половец и кыпчак» [46]. Ссылка на первоисточник . (O. Pritsak. Stammesnamen und Titulaturen der altaischen Volker. Ural-Altaische Jahr Mcher, Bd.24, 1952, H.1-2, S.49-104.).

С.А. Плетнева в монографии «Половцы» в главе «Обретение родины» писала: «Куманы занимали земли западнее Днепра, они значительно чаще, чем половцы, сталкивались с Византией и другими западными государствами, и потому в хрониках этих последних фигурировали обычно куманы (вполне возможно, даже и в тех случаях, когда на самом деле они встречались с половцами). Половецкие кочевья располагались восточнее куманских» [44]. В другой монографии С.А. Плетневой «Кочевники русских степей IV-XIII вв.» есть информация о команах из русских летописей, читаем: « … русская летопись говорит о том, что степь от Ингула до Днестра была заполнена кочевниками, и называет их половцами, за исключением одной записи, где они именуются не только половцами, но и команами. … Создается впечатление, что команы направили свои интересы на Византию, Болгарию, Венгрию и реже сталкивались с Русью» [45]. Из текста понятно, что для летописца половцы и команы были одним этносом, а С.А. Плетнева их различала.

Не все ясно. Есть вопросы. Во-первых, правы ли были O . Pritsak и Л.П. Потапов выдвигая гипотезу о «адекватности» термина куман (кумандинец) – половец и кипчак? Во-вторых, ошибалась или нет С.А. Плетнева в разделении кочевников на куманов–половцев–кипчаков? Постараемся разобраться. Учитывая, что тема куманов-половцев-кипчаков напрямую не связана с этногенезом древних тюрок, поэтому выделена в примечание.

Кумано-кипчакский период истории.

Примечание. П.В. Голубовский в монографии «Печенеги, торки и половцы до нашествия татар» писал: «Мы не можем объяснить происхождение имени «кумане». Он ссылается на Г. Дапсона, который «производит имя кумане от реки Кубани, где жили половцы».Далее, развивая тему происхождения этнонима «кумане», П.В. Голубовский писал: «Возможно, что слово «Кубань» произносилось у некоторых тюркских племен как «Кумань». Но возникает вопрос, почему половцы назвались по названию этой реки? (р. Кубань – а.к.). Ее берега не были исключительно местом их жительства; двигались они точно также не со стороны р. Кубани, а с востока, со стороны Волги и Яика, о чем свидетельство мы находим в тюркских преданиях (Abulgasi )» [12].

Нужно отметить, что до прихода куманов в Северное Причерноморье, р. Кубань, в раннесредневековый период, называлась р. Куфис, а в античные времена носила имя р. Гипанис [20].

Следовательно, гипотеза Г. Дапсона несостоятельна. Наиболее вероятно, что с поселением племени куман (кубан) на берегах р. Куфис, через какое-то время их земли стали называться «Куманией» и река была переименована в р. Кумань, а позднее в р. Кубань.

Постараемся разобраться с происхождением этнонима «коман (куман)», носители которого сталисоздателями «Комании». У Плано Карпини (П. Карпини) в «Истории Монголов» есть информация о команах (куманах), покоренных монголами. Выясняется, что было два племени команов, «земли» которых были в двух регионах со значительной удаленностью друг от друга.

В главе «О начале державы татар», читаем: « … несколько отдохнув (после разгрома найманов, кара-китаев и проигранного сражения китаям – а.к.) … Двинувшись … против земли саригуйюр (уйгуры) и против земли каранитов, и против земли войратов (ойраты), и против земли команов. Чингис покорил войною все эти земли и вернулся затем в свою землю» [65].

В монографии Л.Р. Кызласова «Очерки по истории Сибири и Центральной Азии» читаем: «В 1204-1205гг. Тэмучин (в 1206г. на курултае был провозглашен Чингис-ханом) завершил покорение монголоязычных племен и, разгромив найманов, завоевал северо-западную Монголию и Джунгарию» [31].

Из вышеизложенного узнаем, что Тэмучин в 1204-1205 гг. покорил племя команов. Постараемся выяснить происхождение племени.

О существовании племени команов (куманов) в период Тюркского каганата можно узнать из статьи Л.Р. Кызласова «Резная костяная рукоятка плети из могилы Ак-Кюна (Алтай)». Автором статьи проводился анализ некоторых находок, которые были получены летом 1935 г. Саяно-Алтайской археологической экспедицией, работавшей под руководством Л.А. Евтюховой и С.В. Киселева. Археологические работы проводились на Алтае, в Курайской степи, где было исследовано большое количество древнетюркских погребений VI - VIII вв. Среди находок был найден серебряный кувшин местного, южно-сибирского производства, с орхонской надписью на дне.

Л.Р. Кызласов пишет: «Надпись, в переводе С.В. Киселева, гласит: «Человек … (имя?) … (С) шадом мужественный спутник». Вторая надпись … сделала известным имя погребенного … на оборотной стороне поясного наконечника написано: «Хозяина (господина) Ак-Кюна … кушак …».

Особый интерес у Л.Р. Кызласова вызвала « … найденная в тайнике могилы Ак-Кюна резная из кости … рукоятка плети». По поводу рукоятки плети С.В. Киселев писал: «Костяная рукоятка плети, украшенная резным парным изображением хищника и следующей за ним птицы».

Л.Р. Кызласов сделал свою интепретацию изображений на рукоятке « … Изображение сильного хищника, по моему представлению - волка, заставляет нас вспомнить легенды тюрок-тюгю, по которым они приписывают себе происхождение от волка … . Все характерные черты изображения птицы указывают на то, что это лебедь».

Л.Р. Кызласов делает вывод: «… хозяин господин Ак-Кюн», будучи «мужественным спутником» тюркского шада, сам был местного происхождения, знатным человеком из племени лебединцев (ку-кижи). … Тюркский шад … обычно сын или племянник кагана, имевшего ставку на Орхоне, … опирался на богатых и влиятельных людей из местного населения. К числу таких людей, видимо, и относился «господин Ак-Кюн», который носил на рукоятке своей плети изображения грозного волка - тотем шада, которому служил, и лебедя - свой тотем. Если предположить, что современные ку-кижи и сейчас живут на землях своих предков, то ничего удивительного в том, что Ак-Кюн, нашедший свою смерть в каком-нибудь походе, похоронен был в Курайской степи (лицо Ак-Кюна восстановлено М.М. Герасимовым [10])». (Приложение №3).

Резюмируя, Л.Р. Кызласов пишет: «... изучение резной рукоятки плети Ак-Кюна позволяет нам:

1. Зафиксировать в изображениях подтверждение древних легенд о происхождении тюрок.

2. Более реально обосновать наличие у древних алтайцев племени ку и выяснить племенную принадлежность и социальное лицо «господина Ак-Кюна»[30]. (Приложение №3).

Материал из статьи Л.Р. Кызласова подтверждает существование племени ку (куман/коман) в период Тюркского каганата. Наиболее вероятно, что после распада каганата часть племени продолжала кочевать в предгорьях Южного Алта до покорения «земли команов» монголами.

У П. Карпини читаем: «Одного из своих сыновей по имени Тоссука (Джучи), которого также называли «кан», то есть императором, он (Чингис–хан) послал с войском против команов, которых тот победил в продолжительной борьбе; а после того как он их победил, он вернулся в свою землю» [65].

Неясно о каких команах идет речь. Наиболее вероятно, что он вел «продолжительную борьбу» с команами, которые ранее были «покорены войною» Чингис-ханом. Известно, что Джучи вместе с Субэдэем участвовал в походе в 1216 г. против племен на территории Дешт-и-Кипчак. В 1219-1221 гг Джучи принимал активное участие в среднеазиатском походе. Вероятно, в многочисленных походах Джучи его войскам противостояли и ранее покоренные Чингис-ханом команы. В западном походе в покорении команов, обитавших на западных землях, Джучи участия не принимал. К 1221г. сформировался улус Джучи, в который входили: Хорезм, верховья Сыр-Дарьи, Дешт-и-Кипчак, часть Семиречья и Прииртышья. Входили и земли «лесных народов» Южной Сибири [31].

Читаем у Л.Р. Кызласова: «В 1207г. армия под командованием Джучи, старшего сына Чингиса, покорила все «лесные народы», жившие в Южной Сибири от Байкала и Косогола до западно-сибирских степей. … После этого Чингисхан передал в подданство Джучи-хану все покоренные «лесные народы», обложив их данью. Южная Сибирь находилась в улусе Джучи-хана до его смерти, последовавшей в 1226 г.» [31].

Надо полагать, что к «лесным народам», которые обитали на Саяно-Алтае, Туве, Хакассии, относились и куманы Северного Алтая, которые вошли в улус Джучи-хана в 1207 г. В 1218 г. вспыхнуло восстание туматов, поддержанное кыргызами. В том же 1218 г. восстание было подавлено Джучи-ханом. Известно, что после подавления кыргызов монголы дошли до Оби и « повернули назад» , т.е. они прошлись по земле куманов на Северном Алтае. Об этом пишет и Л.Р. Кызласов – читаем: « Рашид-ад-дин указывает, что в этом походе Джучи покорил «лесные племена» в пределах «страны киргизов», а также тех из них, страна которых «была расположена по ту сторону киргизов (на расстоянии) около одного месяца пути» (очевидно в Западной Сибири). Во время этого похода и возвращения он также захватил и те племена» [31].

У Й. Маркварта в его монографии «О происхождении народа куманов» есть интересная зарисовка Джучи-хана – читаем: «Джучи был старшим сыном Чингиз-хана. Он был чрезвычайно вынослив, храбр и мужествен; он был смельчак и свойства его были таковы, что даже отец побаивался его»[39].

У П. Карпини узнаем еще об одной «Комании». После сожжения Киева в 1240 г. монгольские войска под командованием Бату (Батыя) продолжили захват русских земель. Читаем: «… они сражениями опустошили всю Руссию. Из Руссии же и из Комании … подвинулись вперед и сразились с венграми и поляками». Возвратившись из Восточной Европы покорили, «мордванов(мордву), Великую Булгарию, Баскарт» (башкир). Далее читаем: «Отсюда вернулись они в Команию, и до сих пор некоторые из них пребывают там».

В главе «О названии земель, которые они себе подчинили», читаем: « Китаи, Найманы, Соланги, Кара-Китаи, или Черные Китаи, Комана, Тумат, Войрат, Караниты, Гуйюр, Су-монгол, Меркиты, Мекриты, Саригуйюр, Баскарт, то есть Великая Венгрия, Кергис, Касмир, Сарацины, Бисермины, Туркоманы, Билеры, то есть Великая Булгария, Корола, Комуки, Буритабет, Паросситы, Кассы, Якобиты, Аланы или Ассы, Обезы или Георгианы, Несториане, Армены, Кангиты, Команы, Брутахи, которые суть Иудеи, Мордвы, Турки, Хозары, Самогеты, Персы, Тарки, Малая Индия или Эфиопия, Чиркасы, Руфены, Балдах, Сарты ; есть еще много земель, но имен мы их не знаем» [65].

В перечне земель, «которые они одолели», есть две «Команы». Есть «Комана» в начале списка (среди восточных земель) и ближе к концу списка (среди земель Восточной Европы) находим повторное упоминание «Команы».

Следовательно, в конце XII – первой половине XIII вв. было не две, а, наиболее вероятно, три «Команы». Земли первой «Команы» находились на Южном Алтае, второй «Команы» в Восточной Европе. Понятно, что это ответвление от племени – куман (коман), которое изначально сформировалось на берегах р. Лебедь, на Северном Алтае. Это самая древняя «земля команов».

В IX -Х вв. произошло перемещение большей части команов (куманов) с Алтая, вероятно под давлением кыргызов, в сторону Восточной Европы. Позднее стали перемещаться на запад остатки кимаков-кипчаков. У Л.Р. Кызласова читаем «Двигавшиеся на запад найманы вытеснили в XI-XII вв., из района хребта Эктаг-Алтай (Монгольский Алтай) и с верховьев Иртыша остатки тюркоязычных кимаков-кипчаков, которые частью отступили на запад в Кипчакскую степь, а частью ушли на восток в Центральную Азию»[31].

У П. Карпини описана и граница «Комании», читаем: «С севера же Комании, непосредственно за Руссией, мордвинами и билерами (Великой Булгарией), прилегают баскарты (Великая Венгрия); за баскартами паросситы и самогеты … . С юга же к Комании прилегают аланы, чиркассы, хазары, Греция и Константинополь, также земли иберов, кахи (кахетинцы), брутахии (иудеи) … земли георгианов, арменов и земля турков. А с запада прилегают Венгрия и Руссия. И вышеупомянутая земля очень велика и длинна. … Этих команов перебили татары. Некоторые даже убежали от их лица, а другие обращены ими в рабство; однако весьма многие из бежавших возвращаются к ним».

Далее, продолжая свое повествование, П. Карпини пишет: «После этого (Комании – а.к.) мы въехали в землюкангитов (канглы – а.к.). … Из земли кангитов въехали в землюбисерминов. Эти люди говорили доселе еще говорят команским языком. … В этой земле мы нашли бесчисленные истребленные города … есть одна большая река (Сыр-Дарья)… на ней стоит город … Янкинт, другой … Бархин и третий … Орнас» [65].

О земле кангитов читаем у Л.Н. Гумилева: «Между карлуками на Черном Иртыше и печенегами-кангарами (канглы или кангиты-а.к.) на Сыр-Дарье лежала широкая степь, которую в это время уже населяли кыпчаки. Отсюда название степной полосы современного Казахстана Дешт-и-Кыпчак – Кыпчакская степь. Здеськыпчаки смешались с кангарами (канглы) и образовали народ, известный на востоке под названием кыпчаки, в Европе – команы, а в России – половцы» [18].

Из текста выясняется, что Л.Н. Гумилев относил «бисерминов» к кипчакам, которые при смешении с кангарами образовали народ под общим наименованием – кипчаки.

Продолжая путешествие, П. Карпини пишет: «Затем мы въехали в землю черных китаев (Восточный Туркестан) … По берегам моря ехали довольно много дней ( оз. Алакуль) … .

Выехав отсюда, мы попали в землю найманов (Джунгария, северо-западная Монголия). … Эта земля чрезмерно гориста и холодна. … татары их (найманов) уничтожили. Через эту страну мы ехали много дней.

Затем мы въехали в страну монголов, именуемых нами татарами» [65].

По информации П. Карпини и Л.Н. Гумилева, восточная граница «Комании» – это земли близ Сыр-Дарьи, где обитали кангиты (канглы), а далее, на восток, были «земли бисерминов» или кипчаков.

Об этом писал Й. Маркварт: «Здесь важно напомнить об указании Бартольда на то, что перед нашествием монголов часть кипчаков обитала в нижнем течении Сыр-Дарьи, там же, где и канглы. Легко можно сделать вывод, что последнее наименование означало просто «люди из Канга», т.е. являлись синонимами имени … которым обозначали три самые знаменитые орды печенегов, и относилось к кипчакам, живущим на Яксарте и в области Канг. В таком случае подтвердилось бы предположение Бартольда о том, что этнонимы «канглы» и «кипчак» видимо тождественны»[39].

Также у Й. Маркварта, который в свою очередь ссылался на П. Карпини и Рубрука, в гл. 8. «Канглы, кимаки и кипчаки» узнаем следующее: «Нам остается еще разъяснить, насколько это возможно, взаимосвязь между кипчаками и канглы. Монах-минорит Джованни Плано Карпини в 1246 г. попал из Комании, по которой текут четыре реки: Днепр, Дон, Волга и Яик, в почти безводную страну «кангитаев», которых он отличает от команов, а далее – в землю «бисерминов», говоривших еще по-кумански, то есть восточно-иранских мусульман. Гильом де Рубрук отправился в путь 6 сентября 1253 г. с берега Волги и «продолжал двигаться на восток до самого праздника Всех святых (1-го ноября). И по всей этой земле, весьма огромной, проживают канглы (кипчаки), родственные команам». Таким образом, Рубрук считает, что область канглы (кипчаков) начинается уже на Волге, а народ этот является ветвью команов или близкородственным племенем. Однако канглы попали так далеко на запад, прежде всего потому, что их оттеснили монголы, сыгравшие недобрую роль в их истории»[39].

Таким образом, если сопоставить сведения от П. Карпини и Рубрука, то получается, что в течение семи лет (1246-1253 гг) кыпчаки под давлением монголов сместились западнее, до Волги. Потеснили ли кыпчаки команов или смешались с ними? Неясно, т.к. кыпчаки говорили на «команском» языке, да и были «близкородственным племенем», поэтому и отличить то их друг от друга европейцу Рубруку, было непросто. Об этом пишет и Й. Маркварт, читаем: « … у фламандского путешественника (Рубрука) прямо говорится относительно жителей степи, протянувшейся на 30 дней пути: «Там имеют обыкновение пасти (свои стада) команы, рекомые кипчак»[39].

Далее, Й. Марварт отмечая, что границы Дешт-и-Кипчак разными авторами, в разное время, описывались по-разному, делает заключение, что «кипчаки должны были находиться где-то между Саксином (на Волге) и Хорезмом. От Хорезма перечисление сворачивает на северо-запад» [39].

Подытоживая, следует отметить, что «Комания» включала земли от Восточной Европы до Сыр-Дарьи. Далее от Сыр-Дарьи до Черного Иртыша были земли кипчаков – Дешт-и-Кипчак. По крайней мере, это границы земель «Комании», описанные П. Карпини в 1246 г.

Из вышеизложенного становится ясно, что были «команы», обитавшие в «Комании», и кипчаки, жившие в Дешт-и-Кипчак, т.е. два этноса жили на разных землях с четко описанными границами, которые менялись в разные периоды их истории.

Понятно, что «команы» не называли себя «половцами» это не их самоназвание, т.к. у них не было родов, племен с подобным именем. Название придумано русскими летописцами. Об этом писал Й. Маркварт, читаем: «Наименование «половцы», как известно, не является этническим, оно произведено от внешнего вида кочевников: «половый», т.е. светло-желтый, соломенный»[39]. Есть и другие гипотезы происхождения слова «половцы» [44]. Путаницу с этнонимом коман – половец – кипчак можно показать на примере хана Котяна. У Й. Маркварта читаем: «… согласно Ибн аль-Асиру, бежавшие к русам кипчаки тождественны с половцами - по русским летописям, они бежали на земли русичей и вместе с ними сражались на Калке против татар. Среди них был князь Котян, тесть князя Мстислава Галицкого, чьи владения, скорее всего, следует искать не столько восточнее Дона, сколько на Днепре; впоследствии (1238 г.) он бежал в Венгрию и был там известен как Kuthen Comanorum Rex (Котян – царь команов – а.к.). Таким образом, получается, что для этого периода этноним «кипчаки», «половцы», «куманы» и «куны» уже более не соотносились полностью друг с другом»[39].

Полагаю, что не только для «этого периода», но изначально и в последующие исторические периоды, эти этносы «не соотносилисьдруг с другом».

О куманах и кипчаках (половцах) можно прочитать в монографии Г.В. Вернадского «Монголы и Русь». В тексте, где описывается приготовление монголов к захвату «западных земель», – читаем: «Было решено, что булгары и другие народы восточной окраины Руси по течению Волги, равно как кипчаки (половцы) и иные племена Нижнего Поволжья и Нижнего Дона, должны быть разбиты в первую очередь, с тем, чтобы обеспечить надежные коммуникации и тылы армий, действующих на Руси. Большинство из этих целей были успешно достигнуты в течение двух лет (1236-1237 гг.). В то время как Мункэ (возглавлял авангардные части монгольской армии – а.к.) отвечал за кампанию против куманов, Бату при помощи Субудэя предпринял завоевание ханства волжких булгар. Столица последнего – Великий Булгар - была уничтожена в 1237 г.»[8].

У Г.В. Вернадского кипчаки и половцы – это наименования одних и тех же племен. Он четко выделял куманов, обитавших западнее кипчаков.

В своей монографии во второй главе «Куманы и куны», Й. Маркварт доказывал, что куманы есть куны. Исследования современных историков, в частности Ю.А. Евстигнеева, опровергают данный вывод. В статье «Куманы/куны: кто они?» автор показывает, что куны и куманы – самостоятельные этносы. Читаем: «Они выходцы их разных мест Великой степи – куны из «земли Кытай», а куманы из центральной её части (Западный Казахстан). … в физическом облике кунов доминируют монголоидные черты, а у куманов – европеоидные (о сохранении «динлинского элемента», т.е. европеоидности у кумандинцев писал Г.Е. Грумм-Гржимайло [15]). Говорят они на разных наречиях древнетюркского языка: куны на восточном наречии, а куманы на западном …» [23].

В венгерских хрониках XIII в. описан проход около Киева в 872 г. «белых команов (Albi Comani)» [22]. В хрониках XIV в. участниками разных событий были куманы («Cumani») и куны («Kuni»), т.е. венгры их различали [22]. Данная информация подтверждает правоту Ю.А. Евстигнеева.

У Ю.А. Евстигнеева в главе «Куманы» приводятся выдержки о куманах из трудов арабских географов, читаем: «Лишь в трудах трёх арабских географов имеется описания куманов и их страны «аль Куманийа». Это, прежде всего, Абу Абдаллах Мухаммед ибн Мухаммед ал Идриси (1100-1165 гг.)». О Кумании аль Идриси пишет: «от города ал-Хазар до города Кира 25 миль, а от последнего до города Черная Кумания 25 миль. … город называется Чёрной Куманией потому, что близ него протекает Чёрная река (р. Кубань). От города Чёрная Кумания до города Матлука (Тмутаракань), который называется Белой Куманией 50 миль. Белая Кумания - большой, известный город».

«… Страна аль Куманийа в сочинении ал Идриси «находилась в 5 и 6 секциях 6 климата, по соседству со страной Ункарийа (Венгрия), ал-Русией, ал Булгарией (Волго-Камской), страной Басджирт (арабское название башкир), ал-Хазар и ал-Лан (Алания), т.е. к западу от Волги».

… Живший позже (ал-Идриси) географ Ибн Саид аль Магриби (1208-1286 гг.) в «Книге о географии семи климатов» пишет: «Куманы – один из тюркских народов. Они занимаются астрологией, следуют предсказаниям небес и поклоняются звёздам».

По описанию Ибн Саида к «северу от Каспийского и Аральского морей располагались горы Аскасийя»… , … в «предгорьях и к югу от них обитаюткуманы. … на юго-востоке от Аскасийи находится центр страны куманов, … южнее от них (куманов) находились огузы, на западе – печенеги, на северо-западе – булгары, на северо-востоке – кипчаки». Б. Кумеков полагает, что сведения о куманах, приводимые Ибн Саидом и вслед за ним Абу-л-Фидой (1273-1331 гг.), почерпнуты из более ранних источников, т.е. написанных до их перехода в Северное Причерноморье.

… В сочинении малоизвестного арабского автора Ахмеда ат-Тини (1235-1318 гг.) в списке племён Дешт-и-Кипчак названы куманлу, где аффикс «лу», («оглы») означает принадлежность к чему-либо (к местности). Этноним куманлу подобен самоназванию современного малого этноса на Северном Алтае – куманды (кумандинцы). Род сложился в долине реки Лебедь (приток Бии). Они же лебединцы.

О семантике термина «куман». В летописи 1103 г. упоминается хан по имени Куман. Известный тюрколог Н.А. Баскаков определил семантику имени Куман: куу – переводится как лебедь, аффикс манн – подобность, принадлежность. Следовательно, имя Куман обозначает – подобен лебедю. Это имя – антропоним, куманы – этноним народа, имеющего тотем – лебедя.

О языке куманов имеется свидетельство Анны, дочери византийского императора Алексея Комнина. «В 1091 г., перед битвой между византийцами и их союзниками куманами, с одной стороны и печенегами с другой, один из печенежских военачальников пытался уговорить куманов, чтобы те не принимали участия в битве «явился к куманам – последние (куманы) говорили на одном с ним (печенегом) языке». По свидетельству Махмуда аль Кашгари, печенеги (и огузы) говорили на западном наречии древнетюркского языка, как и куманы, – согласно сообщению Анны Комнин» [23].

Прошли века. Сохранились только остатки некогда многочисленных племен куманов (команов) на Северном Алтае и Венгрии. От «Кумании» сохранились: топоним – регион Кубань и гидроним – р. Кубань. От кипчаков также остались немногочисленные потомки на Южном, Центральном Алтае и Казахстане (бывший Дешт-и-Кипчак). Понятно, почему от «половцев» и от их «Половецкой земли» ничего не осталось, т.к. не было главного – этнических носителей имени «половец». О значимости и влиянии куманов в Северном Причерноморье говорит и сохранившийся литературный памятник «Codex Cumanicus» – известный письменный памятник куманского языка начала XIV в. (1303 г.)» [67].

Но слово половцы утвердилось в русской научной и художественной литературе как, например, греческое – скифы и персидское – саки, обозначающие одни и те же племена. Так и европейское наименование « куманы (команы)» и русское «половцы» – название одних и тех же племен. Понятно, что правильнее писать слово куманы (команы), которое отражает их этническую принадлежность, а в скобках, нарицательное русское – половцы, т.е. куманы (половцы русск. летоп.). Кипчаков как и куманов называли половцами, поэтому и написание наименования кипчаки также должно быть изменено на кипчаки (половцы русск. летоп.).

На основании вышеизложенного понятно, что карта, составленная С.А. Плетневой, неверна (приложение №4). На схеме «расположения куманов, половцев и кипчаков» нужно оставить «куманов» и «кипчаков». Первые обитали в «Кумании», а вторые в «Дешт-и-Кипчак» [44].

Подобные неточности есть и у других авторов. Так в монографии Б.А. Рыбакова «Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв.» представлена схема под названием «Поход князя Игоря Святославовича в 1185 г.»,где можно увидеть разделение территорий на «Русские земли»и «Половецкие земли (Дешт-и-Кыпчак)» [56].На схеме «Половецкие земли (Дешт-и-Кыпчак)» занимают все Северное Причерноморье, а «Комании» почему-то нет.

Интересно, что в византийских источниках XII - XIII вв. н.э. номады Северного Причерноморья, в домонгольский период, именуются « скифами – куманами». У Иоанна Киннама в его «Истории», в третьей книге, где описывается поход византийского императора Мануила Комнина, читаем: «(1148 г.) Едва автократор оказался у города Филиппа, как дошла весть, что скифские войска (скифы – куманы), переправившись через Истр (Дунай), истребляют и разграбляют всё на пути …». У Никиты Хониата в его «Историческом повествовании»,читаем: «(1199 г.) В это время вторглись скифы (куманы). Настоящее нашествие их было огромное и ужаснее всех прежних. … они прошли всю Македонию … . (1200/1201 гг.). В следующий год влахи вместе с команами опять произвели нашествие на ромейские владения … «. У Георгия Акрополита в его труде «Хроника» («История») можно прочитать следующее: «Восстал некто по имени Асань и сделался царем страны (Второго Болгарского царства) … вследствие этого на ромеев обрушились большие неприятности. Ибо болгары, имея союзником скифов (куманов), наносили много вреда державе ромеев» [21].

Надо полагать, что название «скифы-куманы» возникло не случайно. По сути, это очень точное наименование, т.к. европейцы с VIII в. до н.э. и до второй половины IV в. н.э соприкасались со « скифами», носителями определенного этно-культурного кода, а в последующие века, на земли древней « Скифии» вернулись, метисированные с другими этносами, их потомки. В частности, следует отметить возвращение в Восточную Европу и куманов, потомков «царских скифах Алтая». Тема скифов более подробно освещается в первой главе.


Назад   Дальше