Происхождение
древних тюрок - создателей
Великого
Тюркского каганата.

( исторический очерк )

В.К. Шатобалов
(shatobalov @ yandex.ru)
   



Содержание
Предисловие.
I. Введение.
II. Рожденные волчицей-легенды.
  1.Н.Я. Бичурин.
  2. Н.А. Аристов.
  3. С.В. Киселев.
  4. Л.Н. Гумилев.
Примечания
  Предтюркское время
     на Северном Алтае.
  Царские скифы Алтая.
  5. С.Г. Кляшторный.
III.Мать Ашины (Асянь-шада) - наложница.
IV.Владение Со(Солу) на Северном Алтае.
V.Топо, гидо, этнонимы как свидетельства существования "владения Со(Солу)" на Северном Алтае.
Примечание
  Кумано-кипчакский
     период истории.
VI. Древние тюрки - алтайцы.
VII. А.Н. Бернштам.
VIII. Реконструкция дат рождения алтайских вождей и времени создания родов в дотюркский и ранний тюркские периоды.
IX. Заключение.
   X. Приложения.
   XI. Основная литература.

"Владение Со(Солу)" на Северном Алтае.

По версии Лю Мао цзая, поддержанной Л.Н. Гумилевым, С.Г. Кляшторным, Л.П. Потаповым, сяньбийский род со (солу) из Восточной Монголии был у истоков создания Тюркского каганата. Но как же объяснить существование алтайского рода со (солу)? Об этом узнаем у того же Л.П. Потапова в его историческом очерке, в главе «Со или солу».

«Среди этнонимов северных алтайцев, сохранившихся ныне в качестве названия сеоков, не может не привлечь внимание кумандинский сеок со. ... его имя привлекло внимание исследователей в связи с древнетюркской генеалогической легендой, сохранившейся в китайской летописи чжоушу. Хотя гипотеза Н.А. Аристова о происхождении древних тюрков из государства (или владения) Со, которое он помещал в Северном Алтае на том основании, что у кумандинцев сохранился сеок со, не может быть принята в свете современных знаний об этногенезе древних тюрков-тюкю ... Все равно этноним со представляет большой интерес. Это весьма древний этноним. Прежде чем раскрыть его этногенетическое значение, следует сказать еще о том, что в письменных русских источниках на протяжении XVII в. кумандинский сеок со выступает под названием Солунская волость (Б.О. Долгих). Правда, В.В. Радлов отметил данный сеок под названием со, однако, мы имеем документальное свидетельство, относящееся не только к XVII в., но и началу XX в. о сеокесолу у кумандинцев. Да и теперь еще некоторые кумандинцы называютсеок солу. Чем же интересно в историческом отношении названиесеока солу или со? А тем, чтооно связывает современных кумандинцев с ранней этническойисторией племен теле, восходящей к древнему дотюркскому периоду и вот каким образом.

Мы уже говорили, что в настоящее время вопрос о происхождении государства древних тюрков-тюкю выяснен при посредстве новых источников (Лю Мао цзай – а.к.). Получил освещение и этногенетический процесс периода с III в. до середины IV в. В связи с этим источниковедческое значение той части вышеупомянутой древне-тюркской легенды о происхождении тюрков, которую обычно связывали с Саяно-Алтайским нагорьем, отодвигается к более раннему времени, во всяком случае, к периоду до 265 г., когда началось массовое продвижение на запад племен Южной Сибири и Центральной Азии (С.Г. Кляшторный – а.к.). Но теперь появилась более обоснованная точка зрения на государство Со, упомянутое в легенде.

Название Со или Солу теперь связывают с древним названием страны Со-лу племени сяньбийцев, лежавшей в Восточной Монголии.

Сяньбийцы оказались здесь после разгрома тангутами северных хуннов в 93 г. Они заняли территорию бежавшего хуннского шаньюя, а оставшиеся в этих местах хунны в количестве до 100 тыс. кибиток «сами приняли народное название сяньби». Высший предводитель сяньбийцев носил титул каган, который позднее стал характерным для древних тюкю и теле. Это слово в письменных источниках впервые попадается у сяньбийцев. ... У них бытовала легенда о происхождении своего главного предводителя Танынихая, будто бы он был зачат матерью от градинки, которую она проглотила во время грозы».

А где же здесь происхождение от волчицы? В главе «Тоба» Л.П. Потапов пишет о сяньби племени тоба.

«Из смешанной хунно-сяньбийской этнической среды возникло два племенных объединения, из которых одно называлось топа (то-ра) или тоба и получило в китайской летописи прозвище «косоплетов», так как мужчины у них заплетали волосы в косу. Тоба были кочевниками – скотоводами и жили севернее других сяньбийских племен. В течение трех веков они обитали по р. Онону и затем постепенно стали продвигаться на юг; перешли Гоби и покорили ряд областей раздробленного и враждующего Китая, где основали известную династию Северную Вэй (386-535 гг.)» [46].

Об этом пишет и Л.Р. Кызласов, читаем: «Нет никаких сведений об экспансии сяньби на запад или север. Все их устремления были направлены на восток и на юг, на богатые округа Северного Китая. … Десятки тысяч сяньбийцев расселились по Центральной равнине и в других внутренних районах Китая к концу III в.н.э. Наиболее крупными среди них были этнические группы мужун (муюн), тоба и юйвэнь» [31].

У Ю.С.Худякова можно прочитать следующее: «Никаких свидетельств проникновения сяньбийцев в Саяно-Алтай источники не содержат» [63].

Из вышеизложенного следует, что сяньби тоба в конце III в.н.э. постепенно переместились в Северный Китай. Осталась ли какая-то их часть на территории Восточной Монголии? Неизвестно. В конце IV в.н.э. усилились жуаньжуани и до первой половины VI в.н.э. саяно-алтайские племена были их вассалами, и ушедшие из Монголии сяньби тоба никоем образом не могли на них влиять, а тем более, быть объединяющим звеном в создании Тюркского каганата.

«Тоба говорили по-тюркски, судя по дошедшим до нас данным, относящимся к V в. Онивходили какой-то частью в состав предков древних тюкю, а, возможно, и теле, поскольку теле происходили из хуннской среды».

Как легко Л.П. Потапов использует заведомо ложное предположение, ничем не подтвержденное, что тоба «входили какой-то частью» в состав тюкю.

«В источниках говорится, что когда основатель северной вэйской династии Тоба-чуй взошел на престол, ему покорились и гаогюйские поколения, т. е. какие-то племена теле.

Поскольку тобасцы происходили из страны Со, их называли со-лу , что будто бы означало «варвары Со». Таким образом, согласно современной гипотезе, кумандинский этноним со или солу уводит нас в хунно-сяньбийскую древность, куда уходят своими этногенетическими корнями древние тюркоязычные племена теле и тюкю.

Племена теле, соприкасавшиеся с сяньбийцами исмешавшиеся с ними, вполне могли принять в свою среду этноним со или солу и сохранить его до наших дней».

По версии Л.П. Потапова получается, что какие-то роды теле и сяньби, кочевавшие рядом, могли метисироваться. Надо полагать, часть метисов осталась среди теле и могла принять этноним со (солу).

«Ведь не случайно, вероятно, происхождениекумандинского сеока со связано с телеутами, как сказано выше. А где «сказано выше»»?

Доказательная база Л.П. Потапова просто потрясающая: – первоначально использует предположение с приведением довода типа «вполне могли» и делает заключение, что «вероятно» кумандинский сеок со является телеутским, а через них является и потомком сяньбийского рода со. Эта версия могла бы сойти, но самые древние кумандинские роды со (солу) и куманды, по другим статьям самого же Л.П. Потапова, не мешались с телеутскими родами и, тем более, не были чисто телеутскими. Самые древние кумандинские роды со (солу) и куманды к теле никогда не относились и не относятся. Род тон (тонг), в виде ответвлений под названием тонгжоан, есть у алтай-кижи и тувинцев – тонгак, но на своей древней земле кумандинцев, и род тонг не метисировался с теле.

«Мы уже обращали внимание на телеутов как хранителей отдельных весьма древних бытовых традиций центрально-азиатских кочевников. Добавим к сказанному ранее еще такую бытовую черту, как ношение кос мужчинами – телеутами, сохранившуюся вплоть до начала 30-х годов нашего столетия. Названный обычай связывает современных телеутов, как и некоторые другие группы южных алтайцев, с сяньбийско-тобасской традицией» [46].

Но кумандинцы, как и их предки, древние тюрки, «косоплётами» не были. Есть интересное подробное описание древних тюрок у Г.Е. Грумм-Гржимайло. Воспроизвожу его с небольшим сокращением, читаем: «Физический тип древних тюрок нам неизвестен. … с антропологической точки зрения тюрки не были цельным народом. На примесь, например динлинской крови, указывает факт нахождения в их среде голубоглазых субъектов; таким рисуют китайцы и их ханов Му-ханя (Иакинф, переводит – «стеклянные глаза»; St. Julien, пишет, однако, что тот же иероглиф может означать и «голубые глаза») и Чу-ло-хоу (О нем говорится: имел длинный подбородок и светлые глаза – Иакинф).

Тюрки носили длинные волосы , одевались в меха и халаты из грубой шерстяной ткани, подпоясываясь кушаком с металлическими рельефными украшениями (St. Julien). Их сапоги, по-видимому, не отличались от тех, которые и ныне еще в употреблении у инородцев Алтая (Радлов и Мелиоранский ). Их оружие и военные доспехи состояли из лат, … рогового лука, копья и меча или сабли. Луком, подобно всем кочевникам того времени, они владели в совершенстве, но, по-видимому, почти всегда доводили бой до рукопашной схватки, видя в ней возможность проявить личное мужество и заслужить репутацию бесстрашного воина. Это можно заключить из следующих мест древнетюркских надписей в Хушо-Цайдаме: «Кюль-тегин с копьем в руках врезался в ряды неприятелей»... «Кюль-тегин бросился на врагов и, будучи окружен ими, шесть человек заколол, а седьмого зарубил мечом»... «В битве с огузами Кюль-тегин бросился на врагов и, заколов одного, последующих девять человек опрокинул»... «Их войско мы перекололи...». Сильный пользовался у них почетом, слабый – презирался, и их старики доживали свой век в тяжелых условиях, как люди, уклонившиеся от славной участи каждого воина – пасть смертью храбрых на бранном поле … .

К воинскому званию тюрки готовились поголовно с малых лет, развивая в себе силу мышц и ловкость во владении копьем и луком постоянными упражнениями. В соответствии с такой жизненной подготовкой народное правосознание турок вылилось в преклонении перед силой, которая была путеводной нитью и в их управлении. Нравы их были суровы, законы жестоки. Смертная казнь полагалась за возбуждение волнений в народе, измену, убийство, похищение стреноженной лошади. Виновный за изнасилование замужней женщины подвергался сначала кастрации, а затем рассечению пополам ( St Julien). Растлитель девушки покрывал свое преступление немедленным браком и большой пеней. За увечье в драке потерпевший вознаграждался за счет имущества виновного, причем в этих случаях шли так далеко, что отбирали у него даже его жен и дочерей. Наконец, за кражу присуждалась десятикратная стоимость похищенного.

У тюрок существовало сословное деление – белая и черная кости, чего не замечалось у хуннов. Все управительские должности были у них наследственными и могли заниматься лишь лицами привилегированного дворянского сословия. Брак между простолюдином и женщиной дворянского сословия считался недопустимым (St. Julien) …» [13].

Еще одна зарисовка древних тюрок. Рене Гроссе, французский тюрколог, автор «Истории Центральной Азии», в главе «Империя тю-кю» приводит свидетельства буддийского паломника Сюань-цзаня, посетившего в 630 г. ставку Тун Шеху (Тонг Шеху-хан, род тонг), читаем: ... » они (тюкю) позволяют расти своим волосам свободно ... . Коней у этих варваров было бесчисленное множество. Хан был в одежде из зеленого сатина и имел открытые волосы, его лоб был повязан несколько раз шелковой повязкой длиной более трех метров, концы которой висят сзади. Его окружают несколько сотен офицеров, одетых в парчу. Остальные войска состояли из всадников на верблюдах или конях; они одеты в меха и тонкую шерстяную материю и носят длинные копья, знамена и прямые луки. Их количество было так велико, что глаз не мог установить их предел» [53].

Зачем нужны Л.П. Потапову подобные усложнения? Очевидно, для подтверждения гипотезы Лю Мао цзая. По Лю Мао цзаю, сяньби тоба из рода со объединили какие-то племена на территории Северной Монголии и создали Тюркский каганат. Алтай и алтайские этно, топонимы он не знал и их в свою гипотезу не включал. С.Г. Кляшторный, Л.П. Потапов хорошо знали Алтай и его историю. Сами ранее придерживались версии Н.А. Аристова. Став сторонниками китайца (непонятно почему), они пытались обосновать его гипотезу. Можно предположить, что на территории Монголии они не нашли ни остатков от сяньбиньского рода со, ни топонимы от владения Со. Вот и пришлось Л.П. Потапову создавать искусственно слепленную логическую цепочку: мешать теле с сяньби, а метисов, «включивших в себя этноним рода со», с телеутскими родами переместить на Северный Алтай и назвать их кумандинцами. Этнонимы можно перенести, а как объяснить множество топо и гидронимов на Северном Алтае, которые появились в глубокой древности? Это и гора Солу, и речка Солу, Солунская волость, в которую входили эти топо и гидронимы. Смешанных родов на Алтае множество, но названия первоначальных родов четко привязаны к топо и гидронимам. На это указывал еще Н.А. Аристов [2].

Главное, при возникших контактах тюрок с сяньби тоба, составлявшими элиту в империи Северная Вэй, китайскими хронистами нигде не отмечено, что произошло сближение родственных племен. Следует отметить, что окитаившаяся сяньбиньская элита прекрасно знала свою родословную. Читаем у А.Н. Бернштама: «Из Хагяс в Китай прибыла делегация в 768 г. У власти была династия, являвшаяся потомками генерала Ли Лина, который был пленен гуннами в 99 г. до н.э. Император отметил, что они это помнят и относиться к кыргызам будут по-родственному»[5].


Назад   Дальше